Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Вопросы по сайту
По вопросам проблем захода и регистрации на сайте просьба писать на e-mail: asavchenkova@yandex.ru Анастасия
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Яндекс.Метрика

top.dp.ru

ВПЕЧАТЛЕНИЯ О СПЕКТАКЛЯХ

11 февраля 2009 г. Центральный дом Ученых
«Солнечный удар»


Вот уже и середина третьего сезона нашей совместной работы с Юрием Решетниковым: все программы и спектакли пересмотрены мною далеко не один раз, а сказать, что я привыкла к тому, что этот петербургский актер делает на сцене, до сих пор не могу.… На каждый спектакль Юрий всегда приезжает с какими-то новыми идеями, воплощение которых я потом наблюдаю из зрительного зала, и для меня это нередко бывает неожиданно – вот как недавно на чеховском спектакле. На репетиции я только успевала удивляться – откуда это вдруг взялось?..
Обычно все директора артистов во время спектакля, как правило, находятся за кулисами, но вот я не могу: мне всегда очень интересно посмотреть, а как он сыграет в этот раз?. А потом, если сам артист перед выходом не знает, в каком ключе сегодня будет идти спектакль, то тогда, что уж говорить обо мне…
Я бесконечно люблю все наши программы и к каждой - свое, особое отношение. Но все их объединяет одно качество – все они сделаны на очень высоком уровне и на глубоком знании материала. Потом, это просто талантливо и красиво…
«Солнечный удар» вызывает у меня чувство удивительно-светлой нежности: она, действительно, получилась теплая, солнечная… и я ее очень люблю. Поэтому мне всегда хочется показать ее в достойном, красивом зале, чтобы он обязательно соответствовал тематике этой программы. Вот Камерный зал дома Ученых и является тем местом, которое очень удачно гармонирует с нашей программой по Серебряному веку.
Сегодня, в это же время в большом зале ЦДУ, проходит концерт, посвященный Памяти Анны Герман, где были представлены очень достойные имена, так что конкурент у нас был очень серьезный. Потом, мне еще в самом начале предупредили, что литературные программы здесь особенно не практикуются – на них нет спроса. Но мы все-таки решили попробовать и в мае прошлого года здесь состоялся наш первый спектакль. Помню, как я тогда искала дополнительные стулья, чтобы рассадить всех зрителей, а это были майские праздники: тогда почти вся Москва уехала за город. Вот с тех пор у нас и началась теплая дружба с этим замечательным домом.
До самого начала программы, ты никогда не знаешь конечного результата своей работы, и как я была рада, увидев снова полный зал…
Звучит музыка Шопена. Вот всегда поражаюсь умению Юры так идеально подбирать музыку к каждому спектаклю: кажется, что лучше уже придумать трудно. Под аплодисменты появляется артист и улыбаясь:
- Как приятно: еще ничего не сказал, а уже аплодисменты..
Начинает с И. Северянина.
Мои стихи туманный сон,
Он оставляет впечатленье…


И сразу я отметила, насколько артист стал свободнее, увереннее себя чувствовать в этом стихотворении. Я бы даже сказала, что он сейчас не читал его, а очень живо и точно передавал мысль поэта.
Пусть сна поэта не поймут,
Его почувствуют не думая…

А вот свое коронное «Ананасы в шампанском», Юра, несколько видоизменил, но это было красиво и даже, я бы сказала, богемно… Вот умеет он найти какую-то новую изюминку и так удачно вписать ее в свою прежнюю наработку, что данное стихотворение приобретает совсем иной вид и опять смотрится с большим интересом.

Он тем хорош, что он совсем не то,
Что думает о нем толпа пустая…
Совершенно отсутствует ощущения декламации, прочтения стиха… Нет, артист их не читает, он рассказывает их содержание, да еще и превращая свой рассказ в театральное действие. Причем все жесты, движения по сцене настолько великолепно продуманы, выверены, хотя, наверняка, здесь всегда присутствует и определенная доля импровизации – а как без этого? Так эту определенную долю надо так умело и органично вписать в общую картину действия, чтобы это смотрелось из зрительного зала единым целым полотном, а не отдельными разрозненными кусочками. На самом деле, это не такая уж и простая задача: но вот у Юры я пока не вижу узелков…
Все Пушкины, все Гете, все Шекспиры,
Налево, справа, сзади, впереди.
Но большинство из лириков без лиры…


Вспоминаю нашу премьеру – для артиста это был очень непростой показ, когда еще было масса вопросов, сомнений – и вот сейчас, уже четвертый по счету.
Я постоянно отслеживаю, как раз от разу крепнет программа, как приобретает она более законченные формы, плавность переходов от одного произведения к другому, очень точную соразмеренность слова и жеста. Нет ни одного движения, обращенного в пустоту и не несущего своей определенной роли. И, наверное, все это вместе и есть одна из причин успеха этого артиста
Не всякий актер интересен даже в полноценном драматическом спектакле, а тут и вовсе просто литературная программа, когда ты один на один со зрителем…
Оттого, что я - русский поэт,
Оттого, я по-русски мечтаю!..

А здесь определяющая роль отведена именно слову – оно главенствует в этом стихотворении – и это так правильно.
Ну, что делать, если зрители, как всегда опаздывают и даже в самой середине первого отделения еще открывается дверь… Доброжелательность артиста, никак не выказывавшего своего неудовольствия такими моментами, очень тепло отмечается залом и еще больше вызывает симпатию к нему. Причем, это не театральный жест игры на публику: Юра, в действительности, такой человек – уж я-то, проработав с ним не один год – знаю это наверняка.
А. Блок.
Я не люблю пустого словаря,
Любовных слов и жалких выражений…

Да, это было очень впечатляюще: я бы сказала, что это стихотворение-повествование, настолько Юра сумел сделать это образно, ярко и в тоже время утонченно. Он сумел очень точно уловить мысль, вложенную поэтом в свое произведение и ни капли не переигрывая, передать ее в зрительный зал. На мой взгляд, это стихотворение, вообще, достаточно сложно для прочтения, но вот у Юры оно сегодня прозвучало просто блестяще и на порядок сильнее, чем в предыдущий раз.

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух..


Вот это называется живой программой. «Незнакомка» меня сегодня просто покорила – артист еще никогда так замечательно не читал ее. Причем, было найдено новое, очень интересное актерское решение подачи материала. И в какие-то моменты казалось, - еще мгновение и сейчас, сквозь легкую вечернюю дымку вот-вот покажется образ прекрасной незнакомки… Наверное, эту картину каким-то образом надо было как-то выстроить, если я смогла это почувствовать…
Вообще, весь блоковский цикл, который Юра считал для себя наиболее сложным в этой программе, меня сегодня несказанно радовал. Это было сильно и каждое стихотворение не сливалось одно с другим, а очень удачно чередовалось. Надо сказать, что построение поэтической части программы получилось на редкость удачным. Подбор стихотворений, расположение их – все это было достаточно хорошо продумано. И забегая вперед - при общении со зрителями, несколько человек очень высоко оценили именно блоковский цикл: значит, Юра, все-таки, добился своей цели – ему удалось нащупать эту незримую связь с поэтом.
И вот сейчас, работая над поэмой «Двенадцать» - артист пока совершенно не удовлетворен результатом своей работы, и мы вынуждены отменить премьеру нашей новой программы, намеченную на апрель. Но я все равно очень верю, что у него все получится: видимо пока не пришло еще время.
К сожалению, сегодня произошла досадная накладка, с которой ничего нельзя было поделать. Дело в том, что двери обоих залов находятся совсем рядом, и на протяжении почти всего вечера постоянно звучавшая оттуда фонограмма безумно мешала сосредоточиться, как самому артисту, так и сидящей в зале публике. Представьте, как можно было в такой ситуации читать Цветаеву? Это был просто кошмар, и я могу только представить, насколько тяжело было работать Юрию. Но тем, не менее, он никоим образом не выдал своего негативного отношения к происходящему, а как всегда, даже сумел это великолепно обыграть, как лишь только слегка досадное недоразумение. Конечно, этот вопрос я не могла оставить без внимания: администрация ЦДУ обещала в дальнейшем больше не совмещать столь разные мероприятия.
Второе отделение было отдано прозе.
Ну, об этом вообще сложно рассказывать: в сущности, это были три небольших моноспектакля. Каждый персонаж рассказа выписан так филигранно, так зримо представляем, так вкусно подан зрителю, что тот был просто вовлечен в происходящие события и с неослабевающим интересом следил за ходом повествования: а что же будет дальше?..
«Солнечный удар» - это история неожиданной любви бывалого поручика к случайно встретившейся незнакомке. И вот эту постепенно разыгрывающуюся трагедию в душе поручика, когда он понимает, что изменить уже ничего невозможно и эту женщину ему никогда больше не увидеть – вот это надо было так рассказать, что, я уверена, в душе каждого сидящего сейчас в зале человека, возникло сострадание к нему. И каждый, наверняка, в какой-то мере, прожил эту ситуацию в себе…

«Казак» - совершенно другой образ. А как великолепно показаны Максим и его жена Лизавета: любой художник, увидев этот рассказ, смог бы написать точный портрет этих людей
«Студент» - рассказ-притча, который с каждым разом все более и более захватывает меня. Юра читает его изумительно и как-то очень по-доброму. Нет, мне все равно не рассказать об этом: лучше самим один раз придти и послушать. Причем, чтобы картина была полной, его надо обязательно увидеть – и я вас уверяю, что удовольствие от этого вы получите немалое…
Вот уже заканчивается наша программа: артист принимает заслуженные аплодисменты и цветы. Но нет, публика хочет продолжения… Я давно заметила, что за время программы, зрители успевают полюбить Юру за его талант, за интересную программу и за его добрый нрав. Но, вот бисов на «Солнечном ударе» не предполагается, потому что, после «Студента» уже ничего читать нельзя. Но сегодня Юра впервые решил иначе и на просьбы зрителей ответил двумя есенинскими стихотворениями «Письмо к матери» и «Песнь о собаке».
Вот такая и счастливая и одновременно нелегкая получилась у нас в этот раз программа…

И всякий раз, после нашего очередного спектакля, я часто слышу от совершенно разных людей, очень похожие слова, обращенные к этому удивительному петербургскому актеру: «Какой же это солнечный человек…»

Валентина К. - директор Юрия Решетникова

Отзывы о спектакле
Ольга Васильевна (г. Москва)


Я рада, что для спектакля (11 февраля 2009 г.) Юрия Решетникова «Солнечный удар» выбран Камерный Зал Дома Ученых. Пришли пораньше и успели осмотреть не только зал, но и коридоры, холлы, ресторан …, конечно не все помещения, но и то, что увидели восторгает – настоящий дворец. Но, в этом случае, слова «все начинается с вешалки» здесь не подходят – все обычно, но поднимаешься по лестнице и попадаешь в роскошный дворец! Старинная живопись на стенах, фарфоровые вазы и бронзовые лампы под уютными, теплыми абажурами, ампирная мебель. И мы тоже сфотографировались в этих интерьерах. Больше для того, чтобы запечатленными остались интерьеры.

  



У меня возникло желание больше узнать об этом здании.
Дом ученых стоит ровно посередине Пречистенки.
Он был построен в 1807 году. Левая сторона комплекса зданий представляет собой усадьбу XVIII века. В 1867 году к главному дому была сделана пристройка, а 1908 архитектор Анатолий Оттович Гунст выполнил более радикальную перестройку.
Дом до 1917 года сменил семь хозяев. Один был знатнее другого.
Каждый новый хозяин обновлял апартаменты согласно своему вкусу и образу жизни.
Менялись не только интерьеры, но и круг посетителей.
В итоге, практически все значимые фигуры российской истории с начала 19 века побывали в этом доме.
Первым хозяином особняка стал московский военный губернатор Иван Петрович Архаров.
В 1818 году дом переходит к родственникам царя Нарышкиным.
Наталья Гончарова после венчания с Александром Пушкиным 18 февраля 1831 года отправились в гости к своему дяде Ивану Нарышкину на Пречистенку.
Следующим хозяином особняка стал Мусин-Пушкин.
Его племянник Михаил в каминном зале не раз засиживался с Николаем Гоголем.
От Мусиных-Пушкиных дом переходит к княгине Гагариной, затем - к князьям Трубецким.
В 1865 году особняк Трубецкого приобретают фабриканты Коншины, которые затевают его перепланировку. (Фамилия Коншиных принадлежит к числу самых видных фамилий капиталистической России. Их текстильное предприятие в Серпухове возникло в половине XVIII века. Коншины принадлежали к старинному роду серпуховских посадских людей, известному с половины XVI в.: фамилия их упоминается в Серпуховской сотной 1552 г., т.е. при Иване Грозном. Это были кустари-кузнецы, повидимому изготовлявшие оружие, так как их первоначальная фамилия Конша происходит от татарского слова «кончай», т.е. кинжал.)
В доме появляется зимний сад, ныне - столовая для ученых.
В 1914 году дом переходит к жене племянника — Варваре Петровне Коншиной, а затем,
по наследству, достается трем ее замужним дочерям — Полуэктовой, Яковлевой и Колосовой, и их малолетним сыновьям.
В 1916 году особняк покупает действительный статский советник Алексей Путилов, а в 1917 году дом был конфискован.
В 1922 году Горький предложил Ленину создать здесь клуб ученых, и был создан клуб московской научной общественности. Первым его директором стал нарком здравоохранения РСФСР Николая Семашко.
На Пречистенке у Семашко побывали Бернар Шоу, Лион Фейхтвангер, Ромен Ролан, Джон Пристли, Рабиндранат Тагор.
Здесь же находилась балетная студия Айседоры Дункан.
Вторым директором Дома стала жена Горького, актриса МХАТа и революционерка Мария Андреева, которую Ленин звал «товарищ Феномен».
К началу 90-х Дом Ученых пришел в полный упадок. В 1931 году к зданию пристроили правую часть - выполненную в совершенно ином архитектурном стиле.
Но в Доме постепенно исчезла роскошь былого убранства и обстановка особняка, нерегулярно проводился ремонт, реставрационные работы. Здание пришло в упадок, и в 1990 году был поставлен вопрос о закрытии Дома на капитальный ремонт.
В 1992 году его директором становится полковник в отставке Виктор Шкаровский, который спас здание, собственными руками восстановив лепнину, по старым фотографиям восстановил – нарисовал картины, отреставрировал и спас от уничтожения здание. Особняк преобразился и стал таким, каким он был в прошлом веке. Со старым особняком срослась новая пристройка: Большой зал, фойе, гардероб. Это и составляет современный интерьер Центрального Дома ученых.
А дальше еще интереснее:
"Дом Грибоедова": второй адрес — Пречистенка, 16.
Это — Дом ученых, его возглавляла Андреева.
Булгаков выводит на него через маршрут погони
Бездомного за Воландом и... либретто оперы
"Евгений Онегин".
Альфред Барков
http://menippea.narod.ru/master28.htm

А про спектакль Юрия писать все труднее – это всегда долгожданный праздник, но приходится повторяться, хотя сам он не повторяется и всякий следующий спектакль звучит по-новому, да, кстати, и интерьер играет не последнюю роль. А этот интерьер, мне кажется, очень подходит для исполнения поэзии 19 века и для прозы Бунина, а вот для Чеховских «Казака» и «Студента», по-моему, чересчур помпезно. Но когда видишь, как Юрий играет эти произведения, то зал, попросту, растворяется, и уже неважно, где ты в ЦДЖ, в КЦ им. П.И.Чайковского или в этом зале, или где-то еще. Я не в первый раз смотрю этот спектакль и знаю, что когда Юра играет «Казака» и «Студента» в зале устанавливается какая-то необыкновенная тишина.
Об этом спектакле такого не скажешь. Я, конечно, знаю, что кроме камерного здесь есть и еще большой зал, где обычно одновременно проходят концерты. К сожалению, я не поинтересовалась, что же за концерт должен проходить в большом зале, потому, что, с одной стороны, он мешал слушать программу, с другой – голос, звучащий из-за стены был очень сильный, красивый. Необыкновенной тишины не получилось. Для меня это не испортило впечатления от спектакля Юрия, скорее служило фоном, к тому же Юрий так интересно обыгрывал особо выдающиеся фрагменты звучащего за стеной концерта. Думаю, что сложно было артисту – только настроился, вошел в образ… и шум аплодисментов за стеной…
Народу много, много новых зрителей, но зал почти до самого начала спектакля почти пуст – все или разглядывают интерьеры дворца, или в ресторане за чашечкой кофе. Мы успели и то и другое. Музыкой опять заведовала Настя. Забегая вперед, скажу, что с музыкой все было хорошо. А перед спектаклем успели немного насладиться голосом Олега Евгеньевича – пока зрители собирались, звучали песни А.Вертинского.
Звучит музыка, Юрий выходит из-за ширмы и идет к сцене, аплодисменты.

Спектакль начался с исполнения стихов Игоря Северянина, а теперь вспоминайте мгновения спектакля:

  

  

  

  

  

  

  

Конечно, Юрий Александрович, как всегда, сыграл прекрасно, имел огромный успех, выраженный не только в аплодисментах, а и в подаренных цветах, в желании зрителей получить автограф на приобретенных дисках (программок не было).
Мы тоже подошли в конце спектакля, чтобы получить автограф. Все были довольны.
Еще раз спасибо Валентине, ведь это благодаря её художественному чутью, её трудам, мы узнали такого необыкновенного талантливого артиста! Спасибо Юрию Александровичу, подарившему нам столько счастья!

Weide (г. Москва)
Хочу поделиться впечатлением от спектакля "Солнечный удар". Это уже второй спектакль Юрия Решетникова, который мне посчастливилось (именно так!) послушать. Точно знаю, что не последний.
Сказать понравилось - ничего не сказать. Это вроде бы банально, но точнее и не выразишь. Понравилось все: маленький уютный (в полном смысле - камерный) зал, очень приятная публика (есть уже знакомые лица, что тоже приятно, чувствуешь себя в кругу единомышленников, а может, даже друзей. Нельзя было не заметить много молодых, что очень приятно, да и я была со старшим сыном, который отзвался самыми лучшими словами о спектакле, что очень радует).
Отдельно о Юрии. Я таких людей называю светлыми. Одухотворенность, духовность, искренность - это не сыграть. Это уж или есть, или нет. Так вот здесь это есть. А потому и спектакли получаются светлыми и счастливыми для зрителя. На самом деле для меня эти два часа были настоящим счастьем. Очень талантливо, очень здорово! Даже как Юрий реагировал на шумы из соседнего зала, - это было очень мило, остроумно и талантливо. Захотелось сразу все услышанное перечитать, что я уже и делаю: прежде всего взялась за Северянина. Как-то он прошел в свое время мимо, не задев. Но Юрий так нам красиво представил Северянина, что теперь я на него (на Северянина) уже смотрю по-другому. Вот и за это спасибо!
Теперь буду ждать подробных отчетов Валентины и Ольги Васильевны.
И, конечно, жду марта: обязательно иду на Сергея Есенина. Думаю, что приведу своих коллег.

Елена (г. Москва)
Была 11 февраля на спектакле "Солнечный удар". Великолепно! Такого потрясения и, пожалуй, какого-то очищения я даже не ожидала. Скажите, когда можно увидеть в Москве спектакль по Чехову? Хотелось бы пригласить кого-то из друзей - очень приятно и радостно получать с близкими людьми удовольствие от одного и того же.
Спасибо Юрию Александровичу. Здоровья и удачи.
Анастасия Савченкова © 2017

Конструктор сайтов - uCoz

Обмен ссылками